Сохраним историю вместе

Научно-исследовательская работа

КРОПОТКИНСКИЙ ПАРТИЗАНСКИЙ ОТРЯД 

В одной из трех братских могил на нашем старом «Георгиевском» кладбище покоится прах погибших партизан Кропоткинского партизанского отряда. Много ли знают современные горожане о своих земляках, боровшихся с оккупантами в тылу во время Великой Отечественной? Наш краевед А.А. Пташник в 2004 году издал книгу «В памяти сердца навсегда», в которой на основе архивных документов описывает историю партизанского движения на юго-востоке края и, в частности, деятельность нашего отряда. В 2014 году Кропоткинская первичная организация Краснодарского краевого отделения Российского общества историков-архивистов опубликовала рукопись М.Ф. Чередника 1972 года «Возникновение и развитие города Кропоткина», в которой коротко упоминается о наших партизанах.

Дополнить два вышеназванных источника информации о партизанском отряде специалисты Кропоткинского краеведческого музея могут, опираясь на фото- и письменные документы, хранящиеся в фондах музея. Среди них особо выделим «Воспоминания об организации и деятельности Кропоткинского истребительного батальона и партизанского отряда» за подписями И.Д. Морозова – бывшего командира, А.Т. Остроушко – бывшего начальника штаба, И.С. Дмитриенко – бывшего комиссара Кропоткинского партизанского отряда. Также отметим газету «За коммуну» № 160 (321) от 28 октября 1944 года, в которой опубликованы материалы о перезахоронении партизан в городском саду им. Ленина. Кроме того, для уточнения и пополнения информации о деятельности Кропоткинского партизанского отряда мы обращались к интернет-источникам, в частности, к статье Е.Ф. Кринко «Трагедия в предгорьях Кавказа: судьба Армавирского партизанского соединения (1942 – 1943)».

Но и сегодня на ряд вопросов о деятельности Кропоткинского партизанского отряда нет окончательных ответов. Специалисты ГКМ будут рады, если после этой публикации откликнутся горожане, родственники которых были в Кропоткинском партизанском отряде, или те, кто располагает какой-либо информацией о его деятельности. Ждем ваших откликов: kropmusei@mail.ru, тел.: 6-62-74.

Итак, обо всем по порядку. 22 июня 1941 года войска фашистской Германии без объявления войны атаковали границы Советского Союза – началась Великая Отечественная война. С первых дней войны фашисты широко использовали заброску самолетами парашютных десантов и диверсионных групп в наш тыл. Эти группы разрушали телефонную связь, подрывали жизненно важные объекты, коммуникации, вызывая тем самым панику среди мирного населения.

Уже на третий день войны Центральный комитет Всероссийской партии большевиков утвердил постановление Совета народных комиссаров «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» (24.06.1941). Выполнение этой задачи было возложено на Народный Комиссариат внутренних дел.

Во всех городах Краснодарского края для этой цели стали создаваться истребительные батальоны. Количественный состав такого батальона для каждого города рассчитывался отдельно. Кропоткинский истребительный батальон в составе четырех рот насчитывал порядка 500 человек.

Командиром истребительного батальона был назначен Николай Васильевич Гирник – начальник Кропоткинского РО НКВД, комиссаром – сотрудник райкома ВКП(б) – Безруцкий, начальником штаба – Андрей Трофимович Остроушко, заместителем комбата по строевой части стал Иван Дмитриевич Морозов. В состав батальона вошли рабочие и служащие паровозного депо, работники промышленных предприятий, заводов, школ и колхозов.

Для размещения батальона Райком ВКП(б) и городской исполком выделили помещение – клуб имени Халтурина (находился на углу ул. Красной и Вокзальной напротив РКЦ, здание клуба было разрушено во время оккупации города). Перед командованием батальона стояла задача в кратчайшие сроки обучить бойцов истребительного батальона владению стрелковым оружием (винтовкой, автоматом, пулеметом), несению караульной службы, ведению боя в составе отделения, взвода и роты. С 27 июня 1941 года истребительный батальон был переведен на казарменное положение. Бойцы батальона располагались в казарме с 20 часов до 6 часов утра.

В обязанности батальона входило следующее:

  1. Охрана мостов, предприятий, объектов хозяйственного и военного значения;
  2. Борьба с парашютистами-десантниками и ракетчиками;
  3. Охрана железнодорожных узлов.

В середине августа 1941 года из Крайкома ВКП(б) было дано указание об организации партизанского отряда. Первый секретарь Кавказского Райкома ВКП(б) Илья Андреевич Ганагин в соответствии с указом крайкома КПСС, на бюро РК ВКП(б) принял решение поручить отбор граждан в состав отряда Ивану Дмитриевичу Морозову, как хорошо знающему людей города и района.

«Было принято решение: партизанский отряд формировать внутри батальона, чтобы не было гласности, и сохранить тайну» (из «Воспоминаний» И.Д. Морозова, А.Т. Остроушко, И.С. Дмитриенко). В 1-ю роту истребительного батальона перевели тех граждан, которые дали согласие стать партизанами. Командиром 1-й роты и одновременно заместителем командира истребительного батальона стал Иван Дмитриевич Морозов. «В документах Краснодарского крайкома ВКП(б) официально считается сформированным Кропоткинский партизанский отряд 1 августа 1942 года» (А.А. Пташник, «В памяти сердца навсегда», 2004 г., стр. 41).

Совместно с личным составом отряда, был утвержден и командный состав партизан.  До 1 августа 1942 года истребительным батальоном и партизанским отрядом командовал Николай Васильевич Гирник, (впоследствии заместитель Майкопского куста по разведке и связи), начальником штаба был Андрей Трофимович Остроушко, комиссаром – Петр Васильевич Колесников (после его гибели комиссаром отряда будет назначен Иван Сергеевич Дмитриенко).

После укомплектования отряда, начались усиленные занятия по ведению борьбы в тылу врага. Большое внимание уделялось изучению новых видов оружия и навыкам его применения. Зачисленные в партизанский отряд изучали подрывное и стрелковое дело.

В начале октября 1941 года фашистская авиация начала бомбить город Кропоткин, как стратегический узел главной линии Владикавказской железной дороги – станцию Кавказскую, где было большое скопление эшелонов с эвакуированными заводами с Украины и Ростовской области, а также с людьми. Вражеская авиация стала бомбить не только ночью, но и днем.  В связи с усилившимися массированными налетами на город Кропоткин немецкой бомбардировочной авиации, истребительному батальону и партизанскому отряду, входящему в батальон, пришлось взять на себя организацию борьбы с зажигательными бомбами, которые в большом количестве сбрасывались на железнодорожный узел и город. Одновременно велась борьба с диверсантами, провокаторами и сигнальщиками. 

Победа наших войск под Ростовом в конце ноября 1941 года и последующий разгром немецкой группировки войск под Москвой возродили уверенность не только у населения Краснодарского края, но и у партийного руководства, что угроза оккупации отпала. Ставка Верховного Главнокомандующего ошибочно прогнозировала, что летом 1942 года немецкие войска пойдут не на Кавказ, а в центр России, на Москву.

В Кропоткинском истребительном батальоне на казарменном положении были оставлены только те бойцы, которые охраняли промышленные объекты, железнодорожный мост через Кубань, склады оружия и участвовали в патрулировании улиц. Весной 1942 года население края все внимание сосредоточило на проведении весеннего сева…

К лету ситуация изменилась. В связи с оставлением города Ростова-на-Дону в июле 1942 года и отходом наших войск за реку Дон на Северном Кавказе создалась тяжелая обстановка и город Кропоткин стал перед вопросом подготовки к обороне.

3 августа 1942 года, накануне вступления немецких войск в город, партизанский отряд вышел из Кропоткина в направлении своей базы. Ночью начали переправу через реку Кубань на пароме хутора Новоукраинского по запланированному маршруту: Николинский сельсовет, совхоз им. «Сталина».

Удалось установить, что Кропоткинский партизанский отряд при отходе из города Кропоткина в Махошевские леса имел на вооружении:

  • один станковый пулемет системы «Максим»;
  • пять ручных пулеметов системы Дегтярев» один чешский «Шкода»;
  • несколько противотанковых ружей;
  • каждый боец, не имеющий автомата, был вооружен трехлинейной винтовкой.

Быстро меняющаяся военная обстановка, захват противником большой территории, безусловно, влияли на состояние партизанских отрядов края, часть из которых в том числе и Кропоткинский, в самом начале августа попали в боевые условия.

«На подходе к железнодорожному полотну увидели, что вражеская авиация начала бомбить дорогу, отступающее население. Одновременно по другую сторону железной дороги выбрасывался десант парашютистов. Партизаны совместно с артиллеристами приняли решение уничтожить десант, – это строки из «Воспоминаний» И.Д. Морозова, А.Т. Остроушко, И.С. Дмитриенко. – Большинство парашютистов были расстреляны в воздухе, было уничтожено 50 солдат и офицеров противника… Командование отряда было довольно тем, что уничтожили десант фашистов. Поднялось настроение бойцов, и мы поняли, что наши опасения, что с необстрелянными бойцами отряду придется трудновато, не оправдались. Мы назвали эту операцию «Первое крещение партизанского отряда»».

С этого «Первого крещения» 6 августа 1942 года Кропоткинский партизанский отряд более полугода – по январь 1943 года – вел борьбу с оккупантами, защищая родную кубанскую землю.

Приказ командующего Северо-Кавказским фронтом о формировании Южного штаба партизанского движения был принят 22 августа 1942 года. В крае сформировались 86 партизанских отряда, из них создали 7 кустов. Постановлением Краснодарского крайкома ВКП(б) от 3 сентября 1942 года Кропоткинский партизанский отряд составной частью вступил в состав Мостовского куста. Это соединение было подчинено Южному штабу партизанского движения, под командованием 1-го секретаря Краснодарского крайкома ВКП(б) Петра Иануарьевича Селезнева, члена Верховного Совета Северо-Кавказского фронта. Партизанские отряды провели более двухсот боевых операций, контролировали положение на территории около 500 километров горно-лесистой местности, явились серьезной помехой для фашистских войск. Двадцать девять партизанских отрядов находилась в тылу противника, в том числе и Кропоткинский партизанский отряд.

В числе прочей деятельности партизаны занимались и агитационно-пропагандистской работой среди населения оккупированной территории. Они распространяли листовки, в которых характеризовали реальное положение на фронтах, сообщали о своих проведенных операциях, призывали к борьбе с захватчиками. С такими листовками разведчики Кропоткинского отряда Ваня Качалкин и Мария Литвинова 20 сентября направились в ст. Баковскую. При подходе к станице они были задержаны вражеской заставой. Их товарищи, видя это, открыли огонь из полкового миномета по Баковской, и отряд бросился на заставу. Застава разбежалась. Партизаны освободили своих разведчиков и захватили трех полицаев.

Тогда же, в сентябре 1942 года, трое местных подростков сообщили партизанам Кропоткинского отряда, что немцы и полицаи собирают молодежь для угона в рабство. «Устроив засаду, увидели: три подводы, за ними – немцы и полицаи, потом молодежь в строю по 4 человека. Открыли огонь. Было уничтожено 7 немцев и 11 полицейских. Молодежь не пострадала» (Из «Воспоминаний» И.Д. Морозова, А.Т. Остроушко, И.С. Дмитриенко).

По решению крайкома ВКП(б) в октябре 1942 года Мостовской куст был упразднен. Партизаны Кропоткинского района в октябре 1942 года были включены в Майкопский куст, а в декабре 1942 года – в Армавирский куст, в который входили 10 партизанских отрядов Кубани (Приказ краевого штаба партизанского движения от 3 декабря 1942 года «О создании Армавирского куста» за №009).

На 1 ноября 1942 года Кропоткинский отряд имел в своем составе 83 человека, среди которых было две женщины: М.А. Литвинова (Жлобова) – разведчица отряда и З.И. Горяинова (Христенко) – пулеметчица отряда.

В декабре 1942 года отряд понес серьезные потери. Группа партизан в количестве 30 человек под командованием Ф.Н. Клюка провела операцию «Разведка боем» станицы Даховской. После пятичасового боя противник отступил. В этом бою отдали свои жизни за Родину комиссар отряда П.В. Колесников, командир отделения И.И. Хамхоев, политрук взвода П.Ф. Краснопольский и боец Н.В. Рогозин.

«В конце декабря, 30 числа, фашисты провели большую карательную операцию в селе Сахрай. Утром с трех сторон начался обстрел села из минометов. Опрокинув оборону Армавирского и Лабинского отрядов, фашисты начали занимать населенный пункт. Вступил в бой Кропоткинский партизанский отряд… Примерно в 15 часов горело все село. Население было согнано в центр. Но Кропоткинский отряд со своих позиций не отошел, где и остались не сожженными 15 домов. Фашисты отошли в Даховскую, угнав часть населения. Бойцы отряда попытались преследовать фашистов… Когда партизаны возвратились на место своей обороны, к ним стали подходить жители села, которые во время боя убежали в лес. Собралось человек 50, а может, и больше. Ночевали все вместе.

После разбора ситуации кустовым руководством было дано указание, какому отряду, где базироваться. Наш отряд был направлен обратно в Сахрай» (из «Воспоминаний» И.Д. Морозова, А.Т. Остроушко, И.С. Дмитриенко).

После тяжелого поражения в бою 30 декабря 1942 года за село Новопрохладное отряд оставался до 20 января 1943 года в поселке Киша. Главной задачей отряда в тот период была разведка в пользу наступающих частей красной Армии. «Командование отряда установило прямой контакт с 11-м стрелковым корпусом и работало по его заданию» (А.А. Пташник, «В памяти сердца навсегда», с.137).

«1 февраля Кропоткинский партизанский отряд закончил свою деятельность» (А.А. Пташник «В памяти сердца навсегда», с. 139).

В город Кропоткин партизанский отряд прибыл утром 3 февраля 1943 года. Город был разрушен и сожжен гитлеровцами. На станции Кавказской в полуразрушенном вокзальном здании был проведен митинг, на котором жители города с радостью встречали партизан.

За время боев партизаны нашего отряда потеряли убитыми и пропавшими без вести 25 человек. Их имена увековечены в краевой и городской Книге Памяти.  Кропоткинский партизанский отряд провел 16 операций, уничтожив 10 офицеров, 145 солдат, 86 полицейских и ранив 22 солдата, 57 полицейских. Бойцы отряда захватили в плен 30 полицейских, отбили у врага три пулемета, 49 автоматов, 107 винтовок, 12 пистолетов, 70 гранат, 8950 штук патронов, а также 15 лошадей и пять подвод.

Плохо вооруженные, не имеющие заранее подготовленных баз, партизанские отряды стали грозной силой, с которой были вынуждены считаться немецкие захватчики. Из их маленьких и скромных побед над оккупантами в ходе Великой Отечественной войны выковывалось всеобщая Победа над фашизмом.

О тех, кто покоится в братской могиле на старом Георгиевском кладбище, известно следующее.

В конце октября 1942 года для проведения диверсионной работы (в подполье г. Кропоткина и сельской местности) в Кропоткинском партизанском отряде было создано 5 групп. Для работы в Кропоткине была определена группа в пять партизан, в станицах Темижбекской и Дмитриевской – группы по 3 партизана; в станице Кавказской – из 6-ти и в станице Казанской – из 4 партизан. «По прибытию в заданные пункты в результате предательства 12 человек из этого состава было схвачено тайной полицией в первые один-два дня и после жесточайших пыток расстреляны» (А.А. Пташник «В памяти сердца навсегда», с. 128–129). Расстрел произошел 3 ноября 1942 года… 

Сопоставив все имеющиеся в ГКМ данные, приходим к выводу, что П.А. Бахаровский, И.В. Антоненко, Г.Л. Муравик, А.Ф. Матвиенко, К.В. Гранкин, В.Ф. Ломакин, В.Г. Белоненко, А.А. Емельянов, Т.Н. Глаголь, Г.Н. Черный, Ф.Г. Чистов, Г.Г. Чистов – партизаны из диверсионных групп, расстрелянные фашистами 3 декабря 1942 года.

Пятеро партизан, чьи фамилии занесены на братскую могилу, погибли 11 декабря 1942 года в ходе боевой операции «Разведка боем» в станице Даховской. Это: П.В. Колесников, Н.В. Рогозин, И.И. Хамхоев, Г.Ф. Краснопольский, И.А. Чечнев.

Также в братской могиле покоится прах П.Г. Шипунова, убитого 14 мая 1943 года при бомбежке, И.А. Ганагина и М.Д. Андреева, убитых фашистами 4 августа 1942 года.

В этой братской могиле – и прах А.И. Грошенко. Перед началом Великой Отечественной войны он был переведен с Кропоткинского маслоэкстракционного завода, на котором проработал долгое время, директором маслозавода на станции Бурсак. А.И. Грошенко вошел в состав партизанского отряда имени «Кочубея» Усть-Лабинского района. В декабре 1942 года партизан был схвачен гестапо, переправлен в Кропоткин, где и был расстрелян.

В октябре 1944 года, согласно публикации в газете «За коммуну» от 28 октября 1944 г. «Вечная память героям», прах погибших партизан был перенесен в Ленинский сад (ныне – городской парк культуры и отдыха). «В 1947 году партизан перезахоронили на Георгиевском кладбище, где на месте их захоронения была установлена трехметровая памятная пирамида» (по данным группы «Поиск» МБОУ лицей № 45 г. Кропоткин).

 

Главный хранитель ГКМ Селезнева В.Ю.

Экскурсовод ГКМ   Езаова С.В.

32

Телефон: